Библиотека

Блоги

Что пьют в латинской Америке

Желание быть мачо
Эта мысль посетила меня в тот момент, когда я абсолютно неожиданно обнаружил, что в одном из обменных пунктов на Контрактовой площади принимают национальную валюту Республики Барбадос. Вернее сказать, сначала мне почему-то стало стыдно за то, как много вещей я не знаю в этом мире, в частности мне до этого времени неизвестен курс украинской гривни по отношению к аргентинскому аустралю, боливийскому боливано, парагвайскому гуарани, суринамскому гульдену или доллару Гайаны.
Возможно, именно недостаток информации подсознательно подтолкнул меня к чтению латиноамериканской литературы, а может быть дело в духовной близости между нашими народами. Во всяком случае, развитие экономики Украины явно продолжает идти латиноамериканским путем, а президент Леонид Кучма ничуть не хуже президентов Гонсалеса Видэлы в Чили, Кастильто Армаса в Гватемале и Максимилиано Эрнандеса Мартинеса в Сальвадоре. Возможно, человека, не знакомого с современным латиноамериканским романом, заинтересует вопрос, что такого сделали эти люди? Поясню: они прославились тем, что за все время своего правления ровным счетом ничего не сделали. Вот я вам и говорю, что Кучма ничуть не хуже.
Однако самое интересное, что я вынес из чтения латиноамериканской литературы - это подробнейшая информация о том, что пьют в дружественных нам южноамериканских странах. Собственно говоря, этими моими исследованиями я и хочу сейчас поделиться.
Итак, пили латиносы всегда и все что горит. Как и мы. Традиции «употребления» крепких напитков в Южной Америки уходят корнями в историю. Так американский герпетолог и батрахолог* Арчи Карр в своей книге "The windward road" описывает праздник «великой попойки» у народа самбо, который жил на территориях нынешних Коста-Рики и Панамы. Задолго до начала гуляния самые красивые девушки племени садились в круг, жевали маниок и сплевывали жвачку в каноэ, где происходило брожение и зарождение напитка «мишлу». Общесельские пьянки представляли собой сложную церемонию. Коллективно крестьяне черпали мишлу из каноэ, напиваясь ею до бесчувствия. Это пойло отличалось исключительной вонючестью, поэтому современные жители латиноамериканских стран отдают предпочтение алкогольным изделиям, полученным из сахарного тростника. Это, во-первых, канья, а также кукуса, которую бразильцы называют кашаса или агуардиенте (aguardiente). Последний напиток наиболее популярный и любимый. Аборигены, которым трудно произнести кастильское слово «агуардиенте», называют его «гуаро» или ласкательно «гуарито», что соответствует нашему «водочка».
Гуаро можно приобрести в местной пульперии, причем на бутылке обязательно должна присутствовать надпись «разрешено государственным контролером», потому что содержание танина и сивушных масел в гуаро очень высокое. Теперь можно приглашать в компанию местных пеонов и, присев на травке пампы, наслаждаться этим дивным напитком. Под гуарито хорошо идет мясо рыбы-бобо, яйца морской черепахи биссы, кислые плоды тамаринда.
Гуаро стала национальной гордостью Панамы, Никарагуа и Коста-Рики. Ведь гуаро наравне с киломбо (домами терпимости) и киломберами (обитательницами киломбо) привели к поражению армии генерала Вильяма Уокера в битве при Ривасе в 1856 году. Этот Уокер, который сам себе присвоил звание генерала (кстати, здесь напрашивается прямая аллюзия с УНА, каждый член которой имеет, по версии Тымы-Коваленко, звание «главного командира») пытался захватить всю Центральную Америку и присоединить ее к Штатам. Но, как говорилось выше, местный колорит в виде гуаро и киломбо разложили его армию изнутри и привел к победе латиносов.
Такая же проблема возникла у еще одного самозванного генерала - Аугусто Сесара Сандино, создавшего собственную потешную «самооборону», которая в период с 1927 по 1934 годы пыталась противостоять американским войскам, вполне законно пребывавшим в Никарагуа с целью поддержки демократии и открытого общества.
А вообще тема вклада алкогольных напитков в ту или иную военную победу еще требует серьезного исследования. И утверждение, что в войне побеждает не столько солдат, сколько то, что он употребляет, имеет полное право на существование. Парагвайцы, например, владеют секретом изготовления удивительно крепкой, ароматной и вкусной водки гуалиполы, а их соседи боливийцы употребляют чичу (о ней речь пойдет ниже), которая и близко не идет ни в какое сравнение с гуалиполой. Во время боливийско-парагвайской войны 1932-1935 годов за пограничную нефтеносную провинцию Чако боливийские солдаты рассчитывались за гуалиполу оружием и амуницией, за гуалиполой делались вылазки на территорию врага. Это способствовало братанию боливийского и парагвайского народов за чаркой гуалиполы, что в свою очередь, в конце концов, привело к полному поражению Боливии.
Чича - это второй по популярности напиток в Латинской Америке. В отличие от агуардиенте, чичу в магазинах «пульпериях» не купишь. Это истинно народный продукт, наподобие нашего самогона. Готовят ее из измельченных зерен маиса с добавлением (по вкусу) плодов аки, манго, тамаринда, и всего, что имеет хоть какую-то способность к брожению. Наилучшая чича изготовляется из черного маиса, так же как и лучшее гуаро - из красного тростника. Получается жидкость по цвету от темно-коричневого до светло-розового. На вкус - нечто среднее между пивом и водкой. Вставляет что надо.
Употребляется чича как на голодный желудок, так и под закуску. Ее можно также зажевывать листьями коки, хотя от коки становятся зелеными зубы и губы. Сохраняют чичу в сосудах из сушеной тыквы и пьют с детства до глубокой старости (для некоторых местных народов этот возраст составляет около 50 лет). Мне, увы, не довелось (пока) попробовать этот напиток, но думаю, что чича и брага являются чем-то подобным. Что еще раз свидетельствует о близости украинского и латиноамериканского этносов.
Этимология таких напитков, как кусуса, кашаса, каньясо пока еще мной не изучена в достаточной степени. Их также изготовляют из сахарного тростника, на вид они прозрачны и я подозреваю, что они представляют собой банальный местный самогон во всем его разнообразии. Как говорится в простонародье, е pluribus unum. Эти напитки пьют на всем протяжении от Мексики до Чили, хотя они не идут ни в какое сравнение с гуалиполой, помогшей победить Парагваю. Или с писко, которое изготавливают в Перу. Писко нужно пить большими глотками из специальной чашки тотумы. Это напиток высокого качества, который особо вкусен в компании с вакеро и гаучо. А вот от таких видов переброженного сока сахарного тростника, как гуараппо, чиррите и чирриско лучше отказаться - от них по утрам сильно болит голова.
Лучше отдать предпочтение таким напиткам, как рисовая арака или виноградная граппа, но они распространены исключительно в Чили, Аргентине и Уругвае. Это было любимое пойло солдат времен Большой войны 1864-1870 годов между Тройной Унией (Бразилия, Аргентина, Уругвай) и Парагваем. А вот герой мексиканской революции Панчо Вилья преимущественно употреблял мескаль. Мескаль, как и текила, как и ликер комитеко, изготовляется только из разновидности растения агавы - магуэя. Из остальных видов агавы эти напитки не получаются такими вкусными и крепкими.
Всенародно избранный Анастасио Сомоса І, собственноручно застреливший генерала Аугусто Сесара Сандино, любил пригубить тубу из сока цветов кокосовой пальмы, в то время как его народ мог позволить себе одно лишь тепаче из шкурок ананаса, что и привело в конце-концов к убийству Сомосы в 1956 году Роберто Лопесом Пересом.
Разнообразные вкусные напитки в виде наливок, настоек, ликеров изготовляются из плодов папайи, сапоте, хакоте, кансистеля, каймито, мамона, гуайявы, аквагате. Когда поутру трещит голова, латиносы готовят себе ромпоне, которое состоит из молока плюс гуаро, или текилы, или мескаля, или всего, что есть под рукой. Сюда же добавляются яйца и сахар. Приготовленный напиток пьется в горячем виде. Кубинцы по утрам пьют еще какое-то мохито, но что это такое, мне узнать не удалось.
Напоследок я не могу не упомянуть про ербу-мате, или по-гуарански - каа. Нет, это не алкогольный продукт, но он тоже заслуживает нашего внимания. Парагвайская народная песня о ербу-мате говорит так (петь радостно-тягучим голосом):
Как заваришь ербу-мате крутым кипятком,
Пена белая поднимется красивым цветком,
И стает на сердце веселее
И нам жизнь становится милее...
Так вот, ербу-мате - это дикий чай, который собирается в сельве и в ербалях. Полученный напиток вставляет так, что больше уже ничего человеку не нужно. Произрастает ербу-мате преимущественно в Парагвае в труднодоступных местах сельвы и делает любого мужчину настоящим мачо. Пьется чай через тросточку - бомбилью из тотумы или куйи (чашки). Холодной ербу-мате называется терере и закусывается перепечкой с луком и креольским сыром «сопа» а также с чипой - хлебом из маниоки. И если вы когда-нибудь будете путешествовать по берегам Параны, мой вам совет - возьмите именно эти продукты с собой в дорогу. И не забудьте прихватить еще бутылочку аньехо с выдержкой не менее трех лет.
По-моему, я привел достаточно примеров того, что у наших латиноамериканских братьев (братство заключается в единстве социально-экономических проблем) есть чем отвести душу. Но заметьте, что, как ни странно, самым ненужным продуктом для производства алкогольных напитков оказался распространенный банан. Из банана пока что не удалось ничего путного изготовить, кроме разве что самогона, настоянного на банановых шкурках. Наверное, поэтому жители Латинской Америки и отсылают этот продукт от себя подальше.