Библиотека

Блоги

Карнавал в Дюссельдорфе: здесь ведьмы становятся королевами

Дюссельдорф — один из тех городов, о которых очень трудно сказать что-нибудь однозначное. Если поспрашивать жителей Дюссельдорфа, что же они думают о своем городе, то один скажет, что это столица земли Северный Рейн-Вестфалия, второй будет рассуждать о его экономической важности для Европы, третий вспомнит Гейне, который здесь родился, или Гете, который здесь жил, а четвертый пригласит прогуляться по старым кварталам и спросит: «Где еще вы найдете такую атмосферу?».

Действительно, атмосфера Дюссельдорфа уникальна. Говорят, когда Наполеон увидел его, то влюбился буквально с первого взгляда и назвал «вторым Парижем». В нем нет чванства, свойственного отчасти всем столицам немецких земель, здесь равно умеют работать и отдыхать. Вот это особое, «неуловимо-дюссельдорфское» ощущение передается и карнавалу, который проходит тут с ноября по февраль – в то же время, что и в других городах Германии. Любители посещать немецкие празднества говорят, что дюссельдорфские традиции впитали все лучшее от двух других карнавальных столиц — Майнца и Кельна.

Карнавал в Дюссельдорфе

Языческий праздник и светское мероприятие

В Дюссельдорфе празднуют и ноябрьское открытие карнавала, как в Майнце, и его февральское закрытие, как это принято в Кельне, но все же дюссельдорфский карнавал — иной по духу и характеру. Дюссельдорфцы объясняют это особой историей местного празднества.

Деревенька на реке Дюссель (именно так переводится название города) получила статус города в 1288 году при графе Адольфе фон Берге. После того как правление этой династии закончилось (в XVII веке), курфюрстом (главой) города стал Йоган Вильгельм, человек, наделенный утонченным вкусом и любовью к прекрасному. Он привлек к своему двору художников, основал картинную галерею и внес значительные изменения в масленичное шествие, превратив его из «языческого праздника» в процессию, радующую глаз взыскательного любителя искусств.

Не секрет, что традиция переодеваться, символизирующая окончание зимы, намного старше не только карнавала, но и самих карнавальных городов. Историки говорят, что в той или иной форме ритуальные пляски, прогоняющие злых зимних духов, были свойственны каждой культуре европейского континента. Сейчас этот обычай в первозданном виде сохранился только в городке Бланкенхайм, неподалеку от Дюссельдорфа. Горожане закутываются в белые простыни, концы которых завязывают на лбу в виде рожек и каждый год вечером, в последнюю субботу карнавальной недели, эти «духи» с дикими криками проносятся по городу. Ведьмы с метлами и дьявол с трезубцем кружатся и прыгают, чтобы выгнать всех демонов зимы из укромных уголков. Конечно, даже в крохотном Бланкенхайме все это делается туристам на потеху, но имитация исторически точна.

Вполне естественно, что эстет Йоган Вильгельм решил превратить эти языческие пляски с воплями во что-то намного более пристойное. И вскоре в последнюю неделю февраля по улицам уже не метались орущие «духи», а шествовали переодетые в героев сказок придворные, воспринявшие предложение о «переодеваниях» как забаву в духе маскарада. Курфюрст сумел превратить народные забавы в зрелище изысканное, светское, соответствующее имиджу развивающегося культурного и экономического центра. Здесь демонстрировались утонченные наряды, маскарадные шедевры портновского искусства, расписанные лучшими художниками декорации, разыгрывались сценки в духе античных драм или пасторалей, проводились благотворительные базары.

Из cемнадцатого века в двадцать первый

Честолюбивые планы курфюрста претворились в жизнь: современный Дюссельдорф — это город моды, искусства, конгрессов и выставок. Все же сохранились в дюссельдорфском карнавале и какие-то элементы того куртуазного шествия. Дюссельдорфцам не нужны острополитические шуточки, как в Кельне, или постоянный фейерверк звуков, шуток и эмоций, как в Майнце. Они предпочитают атмосферу домашнего праздника. Карнавальный поезд (Карнавальцуг) степенно двигается по заданному маршруту, разумеется, включающему в себя берег речушки Дюссель, давшей название городу и набережную Рейна, которую величают «самой длинной барной стойкой в мире», — столько там пивнушек, пабов, баров, кнайпе (кабачков) и штубе (пивных или винных подвальчиков).

Перед началом карнавала в каждом из этих заведений, даже в барах с традиционно «пивным» ассортиментом, будут продавать блинчики (пфанкухен) с фруктовым пюре. Мало кто помнит, откуда пошла эта традиция: в средневековье в масленичную неделю полагалось израсходовать все оставшиеся яйца, которые церковь считала «жидким мясом» и на время поста запрещала. Этот обычай сохранился именно в Дюссельдорфе, и плывущий над Рейном аромат выпечки — такой же непременный атрибут карнавала, как Карнавальный Принц.

Этот персонаж претерпел трансформацию в том же XVII веке: поначалу это был Главный Дух, изгонявший демонов зимы. Сейчас же Карнавальный Принц получает от бургомистра ключ от города и символическую корону — до начала поста он будет править городом. Под стать Принцу избирается и Принцесса, — не шутовская ведьма, а прекрасная Дева, сошедшая со страниц рыцарских романов.

История и архитектура города на карнавальных подмостках

Карнавальный Принц в Дюссельдорфе

Во время карнавального шествия Принц и Принцесса разыгрывают представление, смысл которого ясен только тем, кто хоть немного знаком с историей и архитектурой города. Ведь символ Дюссельдорфа — это изогнутый шпиль колокольни церкви святого Ламберта. Историки говорят, что во время пожара, случившегося в ней в начале XIX века, выгорели балки, из-за чего шпиль церкви приобрел свою характерную чуть загнутую форму и наклонился. Горожане же верят в легенду: однажды в ночь перед карнавалом черт захватил город и решил не отдавать его духам весны. А когда духи весны все же выгнали нечистого, он от злости согнул шпиль на самой красивой и старинной городской церкви. Шпиль приобретет первоначальную форму, когда Непорочная Дева и Благородный Принц соединят свои сердца у алтаря святого Ламберта. Потому Принц и Принцесса стоят на самой первой карнавальной повозке, запряженной лошадьми, и над ними возвышается макет шпиля — естественно, прямого.

Старинные обычаи и экономические интересы

В Дюссельдорфе, как и в других карнавальных городах, создано множество карнавальных гильдий со своими традициями. Для города карнавал — это источник дохода. Именно поэтому здесь никто не делит публику и участников на своих и чужих, рады абсолютно всем. На улице никто не будет коситься на кельнцев, орущих традиционный карнавальный клич «Кёлле Алааф!», а в барах подадут кельш, традиционное кельнское пиво. Впрочем, во время карнавала (да и в любое другое) лучше всего пробовать местные сорта: темное пиво «Шлоссер Альт» (‘Schloesser Alt’) или «Дюссельдорф Альтбир» (‘Duesseldorf Altbier’).

Словом, если вы хотите не просто окунуться в веселье, а соприкоснуться с историей Германии, традициями других стран (а помимо немецкой части шествия есть еще и японская, турецкая, греческая, итальянская и марокканская), походить по музеям, полюбоваться на великолепную архитектуру, погулять в дворцовых парках, попить темного пива на берегу Рейна и, конечно, повеселиться, — приезжайте в Дюссельдорф в конце февраля. И вы не пожалеете.