Библиотека

Блоги

Путь героя в мифах и фантастике

Вы обращали внимание на такую странность: пути героев в самых разных книгах и фильмах очень похожи. Герой живёт себе и живёт, потом случается что-то нехорошее, он решает просто так не сдаваться, проходит через огонь и воду, становясь по ходу дела крутым парнем, наконец побеждает самого главного злодея, завладевает самым ценным сокровищем и возвращается к своим землякам, чтобы мудро ими править или учить уму-разуму.

КАРЬЕРНЫЙ РОСТ ЛЮКА И ПОЛА

Освежим в памяти две истории, ставшие классикой современной фантастики.

История первая. В детстве Люк Скайуокер фермерствовал с дядей в галактическом захолустье, не подозревая о том, что он сын самого Дарта Вейдера. Идиллию нарушила просьба о помощи, адресованная Оби-Вану Кеноби — чудаку-отшельнику, жившему по соседству. Оби-Ван взял с собой в путешествие несчастного Люка, впутав его в интриги повстанцев. Но тот преодолел трудности с достоинством, узнал о своём королевском происхождении, схлестнулся в битве с собственным отцом Энакином Скайуокером, также известным под именем Дарт Вейдер, проявил невиданную широту души и вместо того, чтобы зарубить папашу, стал промывать ему мозги на тему, как правильно жить. И не успокоился, пока затюканный проповедями Энакин не признал, что зря пил кровь невинных младенцев, и во искупление не убил самого Императора. Люку же явно понравилось учить других жизни, поэтому он, отправившись на заслуженный отдых, создал академию джедаев на Явине IV. Итог: переквалификация из фермера в гуру, то есть в профессию явно более престижную.

Разнополые Дарты Вейдеры стремительно плодятся в мире. Где герой, который избавит человечество от них?

Дарт Вейдер

Мифу положено иметь злодея, злодею положено быть уродливым. Владимир Харконнен отлично справляется с требованиями.

История вторая. Полу Атрейдесу повезло родиться в элитной семье, он рос в здоровом психологическом климате и получил отличное образование, но однажды папу назначили на сомнительную должность: управлять планетой Арракис, вокруг которой вращается экономика целой галактики.

Гнусный злодей Владимир Харконнен после неудачных интриг устраивает открытый погром Атрейдесов, и приученный к красивой жизни Пол вдруг оказывается предметом охоты. Он вынужден прятаться в пустыне, полной смертельных опасностей. Его едва не сжирает огромный червь, чуть не убивают ошалевшие от бедной жизни аборигены — фримены. Но тяжелые испытания остаются позади, и Пол начинает ездить верхом на песчаных червях, с тановится предводителем фрименов и обнаруживает в себе феноменальную способность помнить чужие жизни, которая упала отнюдь не с потолка. Дело в том, что Пол, сам того не подозревая, был результатом тайных генетических экспериментов. И мог бы он наслаждаться жизнью, но судьба призывает его к новому испытанию: победить Харконненов в решающей битве и стать полноправным властителем Арракиса. Парень к успеху шёл... и пришёл.

1000 ЛИЦ, 17 ЭЛЕМЕНТОВ И 3 ФАЗЫ

Итак, что мы имеем? Герой не подозревает, что провидение «имеет на него виды», и до поры до времени прозябает в безвестности. Потом провидение приходит за ним, скидывает с печи, тащит через тёмный лес в замок злодея, суёт герою в руку меч, хватает злодея за вихры и волочёт на плаху. После чего провидение поднимает ручки: «Всё, я герою не помогаю, пусть он сам покажет, на что способен». Герой, пожав плечами, отрубает злодею голову, тут же получает принцессу, кучу других призов и думает: «А ведь я головокружительную карьеру сделал!»

К чему бы это? К тому, что Путь героя — изобретение отнюдь не голливудское, а гораздо более древнее. Известный американский исследователь мифологии Джозеф Кэмпбелл в своей книге «Тысячеликий герой» показал, что среди мифов всех культур, континентов и времен есть мифы о героях, и все они укладываются в одну и ту же схему. В ней 17 элементов, умещающихся в трёх фазах. В современной интерпретации они выглядят примерно так:

Пройдя свой героический путь, Джозеф Кэмпбелл уютно расположился в райском саду и посматривает на нас оттуда.

Теперь расскажем о 17 элементах, а чтобы они были лучше понятны, приведем примеры из «Властелина Колец», благо там «всё включено». Ведь недаром Профессор был знатоком северно-европейской мифологии. К слову, Толкин и Кэмпбелл писали свои главные книги одновременно, не подозревая друг о друге, и закончили рукописи в 1949 году.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Эпос о Гильгамеше — один из древнейших памятников письменности, датирующийся XXII веком до н. э. (таким образом, он на полторы тысячи лет древнее «Илиады» и «О диссеи»). Создан спустя полтысячелетия после жизни самого Гильгамеша. Неудивительно, что за это время биография древнего царя наполнилась волшебными событиями, богами и демонами, хотя при жизни он отличился лишь тем, что завоевал несколько городов, построил десятикилометровую каменную стену вокруг столицы Урук и устроил браконьерский рейд в соседнее государство для порубки ливанского кедра.

КАК ПОЙДЁШЬ ЗА ПОРОГ — ВСЮДУ КОСТИ

Первая фаза путешествия героя — это разогрев, предыстория. В ней 5 элементов.

ЗОВ К СТРАНСТВИЯМ

Тут всё просто. Герою дают понять, что пора отправиться в путешествие. Гэндальф приходит в Хоббитон и портит Фродо всю малину спокойной жизни, рассказав о Кольце.

ОТВЕРЖЕНИЕ ЗОВА

Себе и односельчанам герой кажется самым обыденным человеком, призыв к путешествию он считает явной ошибкой, так что пытается улизнуть от судьбы.

И Бильбо, и Фродо говорят Гэндальфу, что тот выбрал «не того хоббита». Лучше было бы, чтоб кольцо никогда не попадало ко мне в руки, думает Фродо. Он до последнего оттягивает уход из Шира и успокаивает себя мыслью, что дальше Ривенделла ему идти не придётся.

Если отвержение зова — не минута слабости, а окончательное решение «героя», то он обрекает себя на прозябание в тесном мирке обыденности, скуку и мелкие страхи. В мифах такое происходит редко, в реальной жизни — намного чаще.

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО

Если герой встаёт на предначертанный путь, ему будут помогать волшебные силы.

Фродо и его товарищи получают помощь на каждом шагу. В числе их покровителей и Гэндальф, и Том Бомбадил, и Арвен, и Элронд, и Галадриэль, и энты, и орлы.

Вперёд, подвиги совершать! Родина не забудет!

ПРЕОДОЛЕНИЕ ПЕРВОГО ПОРОГА

Это момент, когда геройпересекает границу между своим безопасным мирком и «зоной действия более мощных сил» (Кэмпбелл), неизведанной и опасной. «Привратник» на границе миров подвергает героя испытанию, если герой справился — оказывает помощь, если нет — не просто не пускает, а ещё и пинка может дать.

Хоббиты, покинув Шир, попадают в Древлепущу (Старый лес), подвергаются атаке волшебных деревьев, и только когда проявляют готовность биться до конца, на помощь им приходит Том Бомбадил. По логике мифа, если бы герои не выказали отваги, никто не пришёл бы им на помощь, и история Кольца кончилась бы, не успев толком начаться.

«ВО ЧРЕВЕ КИТА»

Часто мифических героев проглатывают огромные звери или рыбы. В брюхе зверя герой обнаруживает нечто ценное, например, целый мир с лесами и реками, полями и городами, либо просто полезный артефакт, после чего разрубает брюхо зверя и освобождается, к удивлению односельчан, заочно похоронивших его. Итак, в конце первой фазы герой переживает «ложную смерть», в результате наступает окончательный разрыв с обыденным прошлым.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В начале XX века Карл Густав Юнг выдвинул теорию «коллективного бессознательного». Он утверждал, что в уме каждого человека содержатся общечеловеческие первообразы. Теория Юнга объясняет, почему мифы народов, никогда не соприкасавшихся друг с другом, схожи.

Первая «ложная смерть» ждёт Фродо среди Могильных холмов, где компанию околдовывает умертвие (позднее Фродо, заядлый коматозник, переживёт ещё одну «ложную смерть» после ранения на Заветри, и ещё одну в Мордорских горах, когда его укусит Шелоб).

От печальной участи хоббитов спас Том Бомбадил. Под чутким руководством доброго малого Бомбадила компания разграбила древний к урган, так что на и на свой «второй день рождения» хоббиты получили отличные подарки — волшебные клинки, с помощью к оторых впоследствии был уничтожен целый зоопарк (вождь троллей, Король назгулов и Шелоб — только самые известные жертвы).

ИДЁТ БЫЧОК — КАЧАЕТСЯ

Вторая фаза, говоря языком любителей ролевых компьютерных игр, посвящена «прокачке». Это странствия в волшебном мире, уже с действительно серьёзными опасностями, а не игрушечными в стиле «всё равно Том Бомбадил за нами присмотрит». Она содержит 6 элементов.

ПУТЬ ИСПЫТАНИЙ

О чём тут говорить? Хоббиты попадают в один переплёт за другим, и в результате открывают в себе такую находчивость и храбрость, о которых даже не подозревали.

ВСТРЕЧА С БОГИНЕЙ

Кэмпбелл пишет: «Встреча с богиней (которая воплощена в каждой женщине) является последним испытанием способности героя заслужить благо любви, которая, как оболочка вечности, присуща самой жизни».

Ветхозаветный пророк Иона. Одна из многочисленных жертв прожорливых рыб, китов и других зверей. Автор фрески Микеланджело как бы намекает нам, что проглатывание рыбой — не физическое событие, а символ духовного испытания.

Одиссей был храбр в путешествиях, а его жена Пенелопа верна в ожидании. Героические похождения мужа позади, и супруги снова вместе. Картина Франческо Приматиччо (XVI век)

ЖЕНЩИНА КАК ИСКУСИТЕЛЬНИЦА

На этом этапе герой встаёт лицом к лицу с тайными желаниями, которые могут помешать выполнить миссию и которые часто — но не всегда! — олицетворяются женщиной.

А теперь давайте вспомним Галадриэль, во владениях которой странники нашли отдых после смертельных опасностей Мориии которая подвергла их ещё более суровому испытанию, давая каждому возможность заглянуть в собственную душу, увидеть, что лежит там, в глубине: любовь или эгоизм. И простить себя за свою слабость, чтобы победить её. Как мы помним, Боромир не прошёл испытания: не смог признать, что из-за гордыни и только из-за гордыни считает себя достойным обладать Кольцом.

ПРИМИРЕНИЕ С ОТЦОМ

Кэмпбелл был неофрейдистом и рассматривал мифы как аллегорию взросления, поэтому считал, что кульминация пути героя символизирует момент в жизни, когда сын становится равен отцу и преодолевает эдипов комплекс. Это не единственная возможная трактовка, и сам Кэмпбелл пишет, что речь идёт о приобретении контроля над самой страшной силой в жизни героя, и символизировать её может любой персонаж или предмет, обладающий властью над жизнью и смертью.

Во «Властелине Колец» таким финальным испытанием для Фродо становится борьба с Кольцом у жерла Ородруина. Он поддаётся искушению, но благодаря Голлуму всё заканчивается благополучно. Джоди Боуэр, автор статьи «Властелин Колец — архетипическое путешествие героя», считает, что Голлум — двойник Фродо. Он символизирует тёмную сторону души героя. Во время перехода через Гиблые топи Фродо относился к Голлуму с сочувствием. Это аллегория того, что в душе герой признал свои слабые стороны, не обманывая себя, в отличие от того же Боромира. Благодаря этому Фродо смог очистить душу от тёмных желаний в решающий момент, что выражено падением Голлума в жерло вулкана.

Голлум

АПОФЕОЗ

Это блаженство героя, когда все трудности уже позади, а возвращение домой ещё только предстоит. Нирвана Будды, познавшего наконец мудрость десяти тысяч миров. А на бытовом языке — пиршество на поле славной битвы.

ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ В КОНЦЕ ПУТИ

Часто то, ради чего затевалось путешествие, выражено материально: меч, склянка с эликсиром, растение и так далее. Во «Властелине Колец» это освобождение Средиземья от сил тьмы, а для конкретных героев — духовный рост или обретение должного места в жизни. Так, Арагорн заслуженно становится королём людей. Фродо, в конечном счёте, приобщается к лику святых, уплыв за море с эльфами и скинув головную боль по управлению Широм на преданного Сэма. В Мерри и Пиппине не остаётся ничего от юных недотёп, их храбрость и военное мас терство вызывают вос хищение и трепет у односельчан. А Сэм из садовника одного огорода становится «садовником» всего Шира.

Но мы забежали немного вперёд: мы ещё не в мирном Шире, а в трещащем по швам Мордоре, и вознаграждение — пока что категория теоретическая. Нам только предстоит засолить его, закатать в кадки и поставить в кладовку у себя дома, а до дома ещё пилить и пилить.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Сказки — упрощённый вариант героического мифа. Народные варианты сказок, как правило, очень жестоки. Например, в обработках Шарля Перро и Братьев Гримм сказка о Красной Шапочке весьма безобидна, однако в некоторых народных вариациях (их известно более сотни) волк накрывает стол блюдами с мясом бабушки и графинами с её кровью, а Красная Шапочка ужинает и ложится с ним в одну постель. Это символизирует совращение девственницы Сатаной.

НАСЛАЖДЕНИЯ ВОЗВРАЩЕНЦЕВ

Третья фаза — это путь назад, препятствия на котором страшны для простого смертного, но почти незаметны для героя, обретшего божественную силу. И здесь есть опциональные этапы.

ОТКАЗ ОТ ВОЗВРАЩЕНИЯ

Герой навсегда остается пировать с богами, лишая своих соотечественников шанса на лучшую жизнь. Соблазн велик, и даже Будда сомневался, стоит ли идти назад и показывать людям путь к Нирване, ведь этих-то даже плетью в царствие небесное не загонишь.

ВОЛШЕБНОЕ БЕГСТВО

Этап, более всего характерный для сказок, когда герой, завладев артефактом в замке тёмного властелина, бежит обратно, чудовища преследуют его, а добрые волшебники помогают спастись.

СПАСЕНИЕ ИЗВНЕ

Силы добра, помогавшие герою на пути к сокровищу, оставляют его в самый трудный момент — в момент решающего сражения, ведь что это был бы за подвиг, если бы за героя его совершили боги? Но как только последнее испытание состоялось, силы добра могут развернуть спасательную операцию и быстро эвакуировать героя с места событий.

Так и поступили орлы во «Властелине Колец», забрав Сэма и Фродо с Ородруина, грозящего вот-вот взорваться. Понятно, что забросить героев на гору таким же образом орлы не могли: не спортивно это, не будет почёта отширской братвы.

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ПОРОГА В МИР ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Сложность здесь в том, чтобы в обыденном мире сохранить сокровище, добытое в мире «волшебном», а по-простому — не зазнаться, не отказать людям в помощи, не впасть в рутину повседневности. Для многих героев древних мифов это испытание становилось более сложным, чем собственно завоевание сокровища.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

За двадцать лет до издания «Тысячеликого героя» советский фольклорист Владимир Пропп опубликовал книгу «Морфология сказки». Он выделил 31 элемент, к которым сводятся все сюжетные ходы сказки, и 7 ролей, к коим сводятся все сказочные персонажи. Непонятно, почему разработчики ролевых игр до сих пор не использовали модель Проппа и не сделали игру, где требуется по очереди отыграть каждую роль, чтобы сделать сказочный мир непротиворечивым.

Хоббиты не стали в этом плане исключением, и зачёт сдали — не сказать, чтобы очень легко. Во-первых, зло, как оказалось, не было побеждено полностью даже в решающей битве, и предстояло разобраться с Саруманом, установившим мордорские порядки в ранее не знавшем горя Шире. Во-вторых, даже когда зло, следуя своей природе, изъело само себя, даже когда Саруман был убит, и отнюдь не рукой хоббита, даже тогда испытания героев не закончились. Ведь им еще нужно было не превратиться в «тёмненьких властелинчиков» в родном Шире, пользуясь тотальным превосходством над беспомощными Туками, Брендибаками, Сэквиль-Бэггинсами и прочими.

ОСТОРОЖНО: МОНОМИФ!

Джозефа Кэмпбелла критиковали за излишнюю тягу обобщать. Дескать, он пытается натянуть свой мономиф на любой эпос, закрывая глаза на различия, которые как раз и высвечивают национальный колорит.

Бесспорно, далеко не все мифы — мифы о героях. Есть также мифы космогонические — рассказывающие в метафорах о создании и разрушении вселенной, есть мифы о богах и их грызне между собой, мифы о хтонических чудовищах — существах, которые жили до начала мира и теперь таятся в неведомых глубинах (например, греческие гекатон- хейры — сторукие, которых описывали Стругацкие в «Понедельнике», а из современных — спящие боги у Лавкрафта, и Ктулху в их числе). Но ни одна мифологическая система не обходится без мифов о героях. Остальные персонажи, существа, даже боги вращаются вокруг героя. Его путешествие связывает мифический мир в единое целое. И почти всегда путешествие героя содержит три фазы и большую часть из 17 элементов, описанных Кэмпбеллом. Среди самых известных примеров — мифы об Одиссее, о Тезее, о Будде, о Христе, короле Артуре. В некоторых мифах содержатся лишь отдельные элементы пути героя, например, в мифе о Прометее — титане, по хитившем огонь у богов, чтобы передать людям, а также в крайне популярном, благодаря Фрейду, мифе об Эдипе, странствовавшем, совершившим ряд подвигов, но плохо кончившем.

Мы неслучайно начали статью со «Звёздных войн». Джордж Лукас был большим поклонником Кэмпбелла и не раз прямо заявлял в интервью, что при написании сценариев специально следовал схеме мономифа. И он был не единственным. Существует даже книга «Путешествие писателя», в которой автор, Кристофер Воглер, дает практические советы авторам, исходя из того, что мономиф — идеальная структура художественного произведения.

Зачастую эта структура срабатывает. Сразу вспоминается роман Урсулы Ле Гуин «Волшебник Земноморья», фильм «Вспомнить всё» по мотивам рассказа Филипа Дика и, наконец, первая «Матрица».

Но использование мономифа, осознанное или неосознанное, успеха отнюдь не гарантирует. Оно может даже приводить к обратному эффекту: зрители решат, что у автора сценария просто нет фантазии и он всё лепил по затасканному шаблону. Таков, например, провальный фильм «Волкодав». Создаётся впечатление, что это дипломная работа старательного студента ВГИКа, не более, притом что сюжет «Волкодава» полностью соответствует структуре мономифа.

Если рассматривать миф о герое как аллегорию внутреннего развития человека, преодоления страхов и поиска своего места в жизни, то структура мономифа крайне полезна. Она напоминает нам, какие мы делаем ошибки в своём духовном путешествии. Но как только мы начинаем трактовать мономиф прямолинейно, мы рискуем получить что-то малоинтересное, хотя местами забавное — например, ролевую игру в духе Diablo. И странно, что разработчики, оставляя первую фазу мономифа на вступительный видеоролик, снова и снова гоняют геймеров по второй фазе, но ещё ни разу не попытались сосредоточиться на третьей, когда герой возвращается и проводит воспитательную работу с населением.