Библиотека

Блоги

Битва алфавитов: кириллица vs латиница

Десять лет назад в России вступил в силу закон, согласно которому государственный язык республики в составе РФ непременно должен использовать алфавит на основе кириллицы. Причины этого вполне понятны: в пределах современной России первой провозгласила латинизацию Чечня при Дудаеве, а в 1999 году о постепенной латинизации объявил Татарстан. Ради борьбы с сепаратисткими тенденциями власти и решили озаботиться созданием «единого алфавитного пространства».

Ничто не ново под луной: нынешние власти следовали старым рецептам. Еще во второй половине XIX века Российская империя вела «алфавитные войны» со своими польскими, украинскими, литовскими, белорусскими подданными - им запрещали писать на родном языке. Правда, эти войны оборачивались не наличием «единого алфавитного пространства», которое, якобы, «является существенным показателем целостности нашего государства», а ростом сепаратистских настроений.

Битва алфавитов: кириллица vs латиница

Но в то же время, когда Дума и президент боролись за сохранение кирилличных алфавитов у национальных языков, в обществе шли разговоры в духе «не придется ли отказаться от нашей исконной кириллицы в пользу латинской графики?»

Этот вопрос отнюдь не нов: Россия чуть было не перешла на латинский алфавит еще в первой половине XX века. Эта идея была модна у нас после революции: ждали мировой революции, а всемирным алфавитом мог считаться лишь латинский. И даже начали работать в этом направлении…

Но началось все не с "великого и могучего", а с языков национальных меньшинств. В 1920-e годы в нашей стране считали, что самый малый народ должен развивать свою и осваивать мировую культуру на собственном языке. Многие из них вообще не имели письменности, другие же использовали системы письма, считавшиеся, в силу связки с религией, «реакционными» - арабское или старомонгольское. И тогда развернулась работа, получившая название «языкового строительства». Возглавил его профессор Николай Феофанович Яковлев. Он и его коллеги сконструировали около семидесяти новых алфавитов. В 1923 - 1939 годах на латиницу было переведено 50 языков (притом, что в СССР было к тому времени всего 72 письменных языка).

А в январе 1930 года была завершена работа и по разработке латинизации русского языка. Группа Яковлева предложила три альтернативных варианта, отличавшиеся, впрочем, друг от друга лишь в нескольких буквах. Предложения были научно обоснованы, система письма была не слишком сложна и рассчитана на звуковые представления носителей русского языка (в отличие от большинства транскрипций кириллицы латинскими буквами, ориентированных на иностранцев). О проекте одобрительно отозвался Луначарский, вспомнивший, что Владимир Ильич когда-то говорил, что надо будет перейти на латиницу «в более спокойное время, когда мы окрепнем».

Но в 1929-1930-е годы против смены русского алфавита работало сразу несколько факторов: богатейшая письменная традиция, психология миллионов грамотных носителей языка, дороговизна проекта. Но главное - изменение государственной политики. Сталин отказался от идеи мировой революции, страна все больше изолировалась от остального мира.

При новом повороте государственной политики все языки народов СССР, кроме нескольких, давно имевших письменность, перевели в 1937-1941 годах на кириллицу. Из семи десятков новых алфавитов не уцелел ни один. В результате сталинской «контрреформы» в СССР за два десятилетия 21 язык сменил алфавит дважды, а 13 - трижды.

Вовсе не большевики первыми использовали алфавит в роли идеологического оружия. Были и другие прецеденты.

В течение почти полутора столетий Россия покровительствовала православным княжествам Валахии и Молдовы, защищая их от Турции. Но возникающая на этой территории в 1860 году Румыния первым делом отказывается от кириллицы, общеупотребимой в этой стране с XVI века - чтобы продемонстрировать свою независимость (после распада СССР Молдавия естественным образом повторила этот путь, на латинское письмо так же перешли в Азербайджане, Узбекистане и Туркменистане).

А в 1928 году турецкая письменность была переведена с арабской на латинскую основу. Это была одна из важнейших составляющих реформ Ататюрка, ставившего целью превратить страну в светское государство – вкупе с отменой религиозных судов, ликвидацией мусульманских школ, переходом на грегорианский календарь и запретом носить фески.

Надо учитывать только, что во многом эта реформа удалась потому, что 90 % взрослого населения Турции была неграмотна.

Ведь смена письменности - мероприятие дорогостоящее. Нужно заново издавать значительное количество литературы, готовить новые учебники, менять все вывески и надписи, вносить изменения в делопроизводство и т.д. И поэтому экономика - фактор консервативный. Так, Монголия, объявившая было о переходе с кириллицы к старомонгольскому письму, использовавшемуся до середины XX в, так этот переход и не осуществила - проект оказался слишком дорог.

Но еще большее влияние оказывает фактор психологии. В Китае и Японии не раз поднимался вопрос о латинизации. Однако иероглифическое письмо сохранилось, и едва ли будет отменено, прежде всего - по психологическим причинам. В истории еще не было примера смены системы письма для языка с таким объемом литературы, как японский, китайский или русский.

Из четырех типов факторов, влияющих на выбор системы письма (лингвистические, экономические, психологические и политико-культурные) именно лингвистические соображения - наименее существенны. Потому что преувеличивать различия между разными системами письма не следует.

Да, конкретное применение того или иного алфавита к языку может оказаться неудачным, но это вовсе не означают, что они несовместимы. Даже недостатки арабского письма (который считается плохо подходящим к не-семитским языкам) оказались вполне преодолимы. Например, в 1920-е годы А.Байтурсунов прекрасно приспособил арабский алфавит к казахскому языку, и если эта система не закрепилась, то вовсе не по причинам «качества».

Говорить же о существенных различиях между кириллицей и латиницей вообще тяжело. Отечественный лингвист Е. Д. Поливанов писал, что кириллический алфавит сам по себе не хуже и не лучше латинского. Когда говорят о (не)приспособленности кириллицы или латиницы к тому или иному языку, то либо путают систему письма с ее конкретным вариантом, либо просто прикрывают псевдонаучными аргументами реальные причины выбора.

Но стремление «подправить» алфавит, сделать его более пригодным для того или иного языка – довольно распространено. В конце концов, в большинстве языков, использующих латиницу, для обозначения тех или иных звуков существуют буквы с так называемыми диактритическими знаками (черточками, точками над буквами и т.п.). Английский - один из немногих языков, который обходится всего 26 графемами. При этом сами англичане говорят про свою запутанную орфографию: «исключение есть правило». На протяжении последних ста лет прозвучало немало предложений, как эту ситуацию исправить.

Джордж Бернард Шоу завещал 25 тысяч долларов на разработку нового алфавита для английского языка. К 1962 году эта работа была завершена. Алфавит, состоящий из 48 символов, идеальным образом соответствует английской фонетике, но столь отличается от привычного, что перспективы его внедрения в жизнь более чем туманны. Зато созданный с целью обучения правильному чтению детей и иностранцев «учебный алфавит для начинающих» из 44 символов (24 - традиционные, остальные - их модификации или комбинации) даже стали использовать в британских начальных школах. Но уже к концу первого учебного года, когда средний ученик уже правильно читает и пишет свыше 1500 слов, учебный алфавит сменялся стандартным.